May 26th, 2017

Жителей домов 30-х годов в Екатеринбурге могут переселить в новое комфортабельное жилье

В рамках закона о реновации жилого фонда корпорация "Маяк" готова за свой счет переселить в Екатеринбурге жителей домов на улице Декабристов (от Красноармейской до Луначарского), построенных еще в 20-30 годы ХХ века.

Это в Москве существует проблема со сносом так называемых в народе «хрущевок», возведенных в 60-70-е годы. В Екатеринбурге ситуация несколько иная. У нас еще полно бараков, аварийного, ветхого и просто жилья, построенного в эпоху индустриализации. Последние строились едва ли не конвейерным способом и не являются памятниками архитектуры. Здесь не применялись уникальные технологии постройки, не использовался специальный строительный материал, совершенно отсутствует эстетический замысел. Напротив, такие дома, на мой взгляд, уродуют Екатеринбург, особенно его центральную часть. Это дома из шлакоблоков с деревянными перекрытиями, пожароопасными чердаками, полусгнившими коммуникациями, в которых последний капитальный ремонт проводился в 70 годы, когда вовсю строились «хрущевки».

Сегодня дома, построенные в 20-30 годы, являются обузой для самих же владельцев, ведь квартиру здесь практически не продать. Покупатели с «живыми» деньгами предпочитают приобретать новое комфортабельное жилье, которое еще имеется в центре города, а ипотечникам сделку не одобрит банк, так как в таких домах деревянные перекрытия.

Корпорация «Маяк» готова переселить жителей домов на улице Декабристов в новое комфортабельное жилье, которое будет располагаться в радиусе 100-500 метров от их нынешнего места проживания.

К сожалению, если действовать в рамках принятых в конце 2015 года правил застройки и землепользования в Екатеринбурге, построить получится точно такие же четырехэтажные дома. Поэтому, закон о реновации жилого фонда необходимо расширить территориально — не только для Москвы.

Уверен, что тут же мне возразят некоторые городские чиновники и их сторонники, что ПЗЗ принимались в таком виде именно для того, чтобы защитить интересы жителей в плане социальной обеспеченности: парковки, детские сады, школы, поликлиники. Я же отвечу: новые ПЗЗ принимались ради того, чтобы насолить министерству строительства Свердловской области, которому с 1 января 2016 года передавались градостроительные полномочия администрации Екатеринбурга. Никто из городских чиновников не задумывался об интересах жителей. Будь иначе, то на месте бывшего Центрального рынка не возводился бы жилой комплекс площадью более 100 тысяч кв.м. Если применять действующие сегодня ПЗЗ, то здесь можно возвести только 40 тысяч кв.м.

Стоит отметить, что еще до вступления в силу новых ПЗЗ 1 января 2016 года, разрешения на строительство, ГПЗУ и другую документацию, позволяющую строить «по-старому», с заделом на пять-семь лет смогли получить только «свои» для мэрии застройщики. В результате, в ближайшее время в Екатеринбурге будет наблюдаться ситуация, когда на двух соседних одинаковых по площади участках будет строиться жилье, разительно отличающееся по размерам, потому как одни компании будут строить по нормам, действовавшим до 2016 года, другие по нормам, действующим после 2016 года.

Под вопросом теперь находится судьба таких проектов как Екатеринбург-Сити. А перспектива форума «+100» вообще под сомнением.

Кстати, когда у «своих» заделы закончатся, городские чиновники вновь изменят правила застройки и землепользования.

ПЗЗ версии 2015 года ущемляют права самих жителей Екатеринбурга, так как правила ограничили возможность екатеринбуржцев, проживающих в бараках, ветхом, аварийном жилье, домах времен НЭПа и индустриализации получить комфортабельную жилплощадь. Ни один застройщик не будет строить себе в убыток.

Отдельный вопрос по баракам. Еще несколько лет назад практически у всех этих деревянных построек городские чиновники «урезали» прилегающую территорию. В итоге, сегодня владельцы таких домов документально не имеют ни парковок, ни дворовой территории. Земельный участок под бараком размером с сам барак.

Верните землю баракам и застройщики с удовольствием расселят жителей этих построек в благоустроенные квартиры. Правда, и здесь без закона о реновации не обойтись. Почти в каждом из бараков имеется минимум одна квартира, собственником которого является муниципалитет. Если застройщик является «чужим» для городских чиновников, то на этапе переговоров с жителями бараков по предмету их отселения может возникнуть тупик: представители «города» могут затребовать с застройщика непомерно высокий обмен. Закон о реновации как раз собьет прыть с жадных чиновников, умерит их аппетиты.